Как Е.П.Блаватская в 1858 г. вернулась в Россию:
Письмо Н.В.Блаватского к Н.А.Фадеевой
от 13 ноября 1858 г.1

1. В ссылках на второе русское издание биографии С.Крэнстон (1999) помета Ред. относится к дополнительным примечаниям и сноскам редакторов «Лигатмы», отсутствующим в английской книге.

В начале 1850 года в 18-летнем возрасте Елена Петровна Блаватская покинула Россию. Там оставалась её многочисленная родня, а также 40-летний муж, вице-губернатор Эриванской губернии Никифор Васильевич Блаватский, от которого она, собственно, и сбежала.

История её замужества до сих пор остаётся довольно загадочной. И на то имелись веские причины: по словам самой Е.П.Б., рассказать всю правду об этом не мог и не хотел никто из её родных, включая и её саму, поскольку это значило бы задеть честь уже покойных и весьма уважаемых лиц. 2 2. Blavatsky H.P. The Letters of H.P.Blavatsky to A.P.Sinnett and Other Miscellaneous Letters. - Pasadena, CA: TUP, 1973 (факсимильное издание; 1-е изд. - L.; NY, 1925) - Письмо LXII. - С.157. Судя по всему, распространённое утверждение об отъезде Е.П.Блаватской из России в 1849 г., оказавшееся неточным, тоже могло быть как-то связано с этими тщательно скрываемыми обстоятельствами.

Коротко об этом. В нью-йоркском журнале 1878 г. в статье, посвящённой Е.П.Б., говорилось: «Князь Эмиль Витгенштейн, кузен нынешней [российской] Императрицы, в письме к полковнику Олкотту сообщил, что хорошо знал г-жу Блаватской около четверти века назад в Тифлисе».3 3. [Buchanan J.R.] Helena P. Blavatsky // The Phrenological Journal and Life Illustrated. - Нью-Йорк. - 1878. - Март. - С.134-137.

4. С 1936 г. Тбилиси.
Известно, что Э.Витгенштейн, назначенный адъютантом к главнокомандующему на Кавказе князю М.С.Воронцову, прибыл в Тифлис4 в первых числах февраля 1850 г. и провёл там несколько месяцев до начала летних военных действий. Встречаться в Тифлисе с Е.П.Б., которая жила там с родными с 1847 г., он мог только в это время.5 5. Подробнее см.: Крэнстон С. Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения: Пер. на русский. - 2-е изд. - Р.-М.: Лигатма, 1999. - С.680 прим.229 (Ред.).

6. См.: Там же. - С.646 прим.27 (Ред.).
Также сама Е.П.Б. в прошении главноначальствующему на Кавказе князю А.М.Дондукову-Корсакову, посланном вместе с личным письмом к нему от 3.6.1884 г., писала, что уехала из Тифлиса в Одессу и заграницу в следующем году после свадьбы.6

Как бы то ни было, осенью 1858 г. в Лондоне на руках у Е.П.Б. неожиданно оказался болезненный малыш, и ради него ей потребовалось как можно скорее вернуться к родным. Вместе с тем возвращаться к Н.В.Блаватскому она не собиралась. Развод в те времена был делом чрезвычайно сложным, православная церковь давала разрешение на него только в исключительных случаях. При этом законный муж был вправе преследовать сбежавшую от него жену, то есть ходатайствовать о её разыскании и водворении назад. Иначе говоря, вернувшись, Е.П.Б. вполне могла попасть в ту же ситуацию, из-за которой ей пришлось бежать.

Таким образом, ей во что бы то ни стало надо было предварительно выяснить, что собирается или не собирается делать Н.В.Блаватский в связи со своим «подвешенным» семейным положением. В то же время, не зная его планов, она ни в коем случае не могла дать ему в руки никаких сведений о своём местонахождении.

Из письма Н.В.Блаватского (подлинник хранится в архиве Теософского общества в Адьяре, Индия), которое приводится ниже, мы понимаем, что это деликатное задание прекрасно исполнила Надежда Андреевна Фадеева (1829–1919) — родная тётка Е.П.Б., всего двумя годами старше её, с которой они росли вместе.

Её письмо к Н.В.Блаватскому до нас не дошло; как видно из его ответа, оно не было датировано (разумеется, не случайно) и, возможно, пришло не по почте.

Сохранившийся ответ Н.В.Блаватского позволяет уточнить ряд деталей из жизни Е.П.Б. Письмо его публиковалось в английском переводе7,7. The Theosophist. - Adyar, 1959. - Т.80. Август. №11. - С.295–296. однако, в связи с неразборчивостью почерка и вкраплением выражений на украинском, перевод этот неполный и местами неточный. Приводим факсимиле этого письма (его любезно предоставила К.Уильямс, США), а также его полный текст в современном правописании8.8. Публикуется полностью впервые. См. также: Крэнстон С. Е.П.Блаватская… - С.87 (авторский текст отредактирован без дополнительных помет), 645 прим.2 (Ред.) В целях удобства для других исследователей мы сохраняем разбивку по строкам.

13 ноября 1858. Эривань.
Многоуважаемая
Надежда Андреевна!

Послание Ваше, вчера полу-
ченное, меня очень обрадовало.
Оно без числа; а потому не-
известно, когда оно написано.
Без числа* человек согреша-
ет; но только я в отноше-
нии к Вам чист и поступ-
ками, и совестию. Всегда одно
только желал, хотя изредка
получать дорогие моему сердцу,
Ваши послания; но и этого
счастия был лишён по не-
известным причинам.

До сих пор ничего я не
знаю о возвращении Е.П. в Рос-
сию; да, правду сказать, это

* Игра слов: в предыдущем
предложении это выражение означает «без даты», тогда как здесь, конечно же,— «бесчисленно»; хотя и не без некоторой переклички с «без даты», но так чтобы в этом невозможно было усмотреть явный упрёк. Отсутствие даты Н.В.Блаватский не просто заметил, но и, разумеется, прекрасно понял причины этого.

[С.2] меня давно перестало ин-
тересовать. Время всё изгла-
живает, ушли всякие воспо-
минания. Можете уверить
Е.П. честным моим словом-
ветом*, что я никогда её
преследовать не буду. Желал
бы очень, чтобы брак был
уничтожен и она могла бы
вступить в новый. Быть
может, и я бы ещё женился
по расчёту или по расположе-
нию, потому что чувствую
себя ещё не неспособным
к жизни семейной. Итак,
хлопочите Вы общими сила-
ми, и пусть она с своей сто-
роны хлопочет об окончании
дела. Я с моей стороны
старался, но мне экзарх
Исидор отказал, и потому я
более не намерен заводить

* От вето.

[С.3] новый процесс, а тем более
просить о разыскании по Им-
перии находящейся в безыз-
вестной мне стороне, потому
что это ныне считаю совер-
шенно бесполезным, по полу-
чении Вашего послания. Про-
шу убедительно стараться
окончить дело для удовольствия
обеих [сторон]. Во всяком случае,
если оно остановится и не будет
возобновляться, повторяю, я
не буду стараться ни о преследо-
вании, ни [об] указах о разысканиях,
ни о расхождении. Вы знаете,
что мужчина менее теряет,
чем женщина, в обществен-
ном мнении,— в каком бы
он положении ни находился,
и сам всегда [себя] скорее оправ-
дает, как бы себя ни вёл
в нравственном отношении, не-
жели женщину.

[С.4] Вот уже скоро 10 лет со вре-
мени моего несчастия, а потому,
рад не рад, я достаточно вы-
работал свой характер, и сде-
лался ко всему равнодушен;
и даже очень часто смеюсь
над глупостями, которые совер-
шались — утешаясь тем, что
не с одним мною они бывают
на белом свете. Хлопочу
только о том, чтобы ниякий
бис до мене ни чипля[в]ся*.

Ко всему можно привыкнуть,
так я привык к безотрадной
жизни в Эривани. Ко всему сде-
лался равнодушным, и хоть про-
вались она — и это меня не тро-
нет. Однако скоро располагаю
оставить совсем службу; забе-
русь на хутор,— в такое захо-
лустье, что никто не узнает,
и буду жить да поживать, разумеется
окружась всеми удовольствиями,
удрав из Эривани. Всегда преданный

Ваш слуга Н.Блаватский

* Никакой бес ко мне не цеплялся (укр.).

Е.П.Б. в ту пору было 27 лет, Н.А.Фадеевой 29, а Н.В.Блаватскому 49, и тем не менее под письмом он ставит свою фамилию с одним инициалом, тогда как их обеих неизменно именует по отчеству (полному или сокращённому).

В письме идёт речь о том, что было обеим сторонам известно и может от читателей ускользнуть, так что постараемся вкратце этого коснуться.

Высказывание про послания Н.А.Фадеевой показывает, что это далеко не первое письмо от неё, которое Н.В.Блаватский держал в руках. По-видимому, после венчания Елены Надежда поддерживала с ней переписку и к Блаватским приходили её тёплые весточки, однако с отъездом Елены в Тифлис это оборвалось.

Дальше в английском переводе 1959 г. читаем: «До сих пор я не знал о возвращении Е.П. в Россию…». Так, из-за одной неверно прочтённой буквы в слове «знаю», в английской биографии С.Крэнстон появилась (и по-прежнему сохраняется) совершенно невероятная история о том, как в 1858 г. Е.П.Б. сначала втайне от всех родных приехала в Петербург (при том что в России по ходатайству мужа её могла разыскивать полиция!), а затем договорилась с Н.А.Фадеевой насчёт письма к Н.В.Блаватскому. В биографической книге А.П.Синнетта о Е.П.Б.99. Sinnett A.P. Incidents in the Life of Madame Blavatsky. - L.; NY, 1886 (2-е изд., неполн. - L., 1913). этот момент не освещался, тогда как в очерке родной сестры Е.П.Б. указано, что «Е.П. ‹…› убедившись, что ей нечего бояться преследований мужа, решилась ходатайствовать о возвращении в Россию»1010. Желиховская В.П. (И.Я.) Правда о Е.П.Блаватской. I // Ребус. - 1883. - Т.2. - №40. - С.358; также: Крэнстон С. Е.П.Блаватская… - С.76 сноска (Ред.).

Следующие полторы страницы в письме — ответ на вопрос Надежды о его дальнейших действиях по отношению к Елене. Описание усилий, предпринятых Н.В.Блаватским для расторжения брака, показывает, что это не просто слова. По российским законам того времени, дела о разводах относились к ведению духовной консистории. В данном случае основанием могло служить безвестное отсутствие супруги не менее 5 лет (тогда процесс начинался с того, что она объявлялась в годичный розыск). Таким образом, Н.В.Блаватский мог обращаться к митрополиту Исидору (см. о нём ниже) с этим вопросом в 1855–1858 гг.

Но почему же Н.В.Блаватский отказался от дальнейших шагов к разводу, при том что в марте 1858 г. экзархом Грузии стало другое лицо? В письме об этом прямо не говорится, но можно заключить, что из ответа митрополита следовало: без ходатайства обоих здравствующих супругов это дело заводиться не будет. Рассуждение о том, что мужчины при подобных коллизиях теряют меньше, нежели женщины, в каком-то смысле тоже подкрепляет написанное ранее, что дальше всё зависит от другой стороны.

Насколько нам известно, больше этот вопрос не поднимался, а определённые преимущества официального брака оказались весьма кстати. Приехав в 1860 г. в Тифлис, Е.П.Б. прожила около года в доме у деда, А.М.Фадеева, после чего ей пришлось оттуда съехать. Из-за чего так случилось, надо будет рассказать отдельно. К тому времени Н.В.Блаватский завершил службу в Эривани1111. С 1936 г. Ереван. и, причисленный к Главному управлению наместника Кавказского, квартировал в Тифлисе, неподалёку от родных Е.П.Б. Попав в такую ситуацию, она по договоренности с Н.В.Блаватским перебралась на жительство к нему1212. Подробнее см.: Крэнстон С. Е.П.Блаватская… - С.646 прим.27 (Ред.). — вероятно, вместе с находившимся на её попечении малышом. Позже, в августе 1862 г., гражданский губернатор Тифлиса, на основании прошения Н.В.Блаватского, выдал Е.П.Б. паспорт, в котором оба они значились опекунами ребёнка Юрия.1313. Zirkoff B. Helena Petrovna Blavatsky // H.P.Blavatsky. Collected Writings. - Т.1. - 2-е изд. - Wheaton: TPH, 1977. - С.xlvi.

Интересно, что в первых двух формулярных (послужных) списках женатого Н.В.Блаватского в ответе на вопрос «Холост или женат на ком, имеет ли детей, кого именно; год месяц и число рождения детей; где они находятся и какого вероисповедания?» значится лишь «Женат» (4.12.1852) и «Женат, детей не имеет» (28.10.1855). Однако после того как Е.П.Б. опять встретилась с ним в Тифлисе, в очередном формулярном списке ответ полный: «Женат на дочери Полковника Артиллерии Петра Гана Елене, православного исповедания. Детей не имеет» ([на] 1864).1414. Сведения о службе Н.В.Блаватского (РГИА. Ф. 1349, оп. 6, д. 28; Ф. 1268, оп. 2, д. 923; Ф. 1268, оп. 10, д. 242; Ф. 1268, оп. 10 (1864 г.), д. 23) здесь и далее по: А.Д.Тюриков. Материалы о Н.В.Блаватском из РГИА (https://art-roerich.org.ua/?q=blavatskaya/articles.html). Благодаря многолетней работе энтузиаста-исследователя из Бахмута (Украина) по поиску и обнародованию архивных материалов и прижизненных публикаций на русском языке, связанных с именем Е.П.Блаватской, для интересующихся её наследием стали доступны множество новых источников.

О чём же ещё говорит это письмо?

Прежде всего, ясно, что в своё время Н.В.Блаватский был поставлен в известность об отъезде Елены за границу (это означало, что при всём желании найти и вернуть её ему не удастся). Теперь же Надежда прямо написала ему, что Елена к нему ни в коем случае не вернётся («...а тем более просить о разыскании по Империи находящейся в безызвестной мне стороне, потому что это ныне считаю совершенно бесполезным, по получении Вашего послания»), тогда как о перспективах её возвращения в Россию не сообщила ничего определённого («До сих пор ничего я не знаю о возвращении Е.П. в Россию»).

Отметим, что письмо на четырёх страницах написано одинаковым, ровным почерком без единой поправки, и лишь заключительные несколько строк слегка стеснены, чтобы всё уместилось. Это могло значить только одно: письмо переписано набело с черновика, над которым автор предварительно потрудился, подбирая подходящие случаю выражения и обороты.

Имея это в виду, взглянем внимательней на следующий абзац, в котором Н.В.Блаватский так отстранённо говорит о событиях, связавших его судьбу с юной Еленой Ган.

Вот уже скоро 10 лет со времени моего несчастия, а потому, рад не рад, я достаточно выработал свой характер, и сделался ко всему равнодушен; и даже очень часто смеюсь над глупостями, которые совершались — утешаясь тем, что не с одним мною они бывают на белом свете. Хлопочу только о том, чтобы ниякий бис до мене ни чипля[в]ся.

Упоминание про 10 лет лишний раз подтверждает, что их венчание состоялось не в 1848 г. (как неоднократно писала сама Е.П.Б.), а годом позже.

Краткая биографическая справка. Н.В.Блаватский, из дворян, по окончании Приватного благородного пансиона в 1823 г. поступил на службу канцеляристом в канцелярию Полтавского гражданского губернатора, в 1829 г. по прошению переведён на службу в Грузию к делам гражданского губернатора… с 1843 г. начальник Эриванского уезда. При образовании Эриванской губернии в конце 1849 г. назначен вице-губернатором, трижды исполнял обязанности губернатора в его отсутствии (в общей сложности около полугода); являясь кавалером пяти российских орденов, персидского ордена, знака отличия беспорочной службы за XXV лет и др., в конце 1857 г. произведён в статские советники со старшинством1515. Старшинство обозначало дату, с которой отсчитывался срок производства в данный чин. Чин статского советника приравнивался, по табели о рангах, к воинскому званию бригадира (упразднено в России в конце 18 века)— выше полковника, но ниже генерал-майора (первое генеральское звание).

16. См. прим.14.
от декабря 1856 г.16

Поразительно, но в событиях почти 10-летней давности многоопытный чиновник, не чуждый самоанализа, как бы не видит себя в роли действующего лица хоть с толикой ответственности за то, что тогда происходило. В его словах не просматривается пусть неявного сожаления о каких-то собственных ошибках или неверных шагах. Невозможность создать нормальную семью (что, конечно, первым делом проговорено про Е.П.Б.) изрядно его огорчает, но то, что к этому привело, почему-то описано словно некое стихийное бедствие, над которым сам человек не властен. Казалось бы, чего проще — признать какой-то свой давний промах и, повинившись, с лёгкой душой постараться вместе подвести черту под прошлым. Но нет: в доверительном общении с той, кому прекрасно известно всё происходившее, не проступает и тени переживаний по поводу возможной связи между текущим положением и собственными прежними поступками!

Поневоле приходят на ум слова из одесского письма Е.П.Б. 1872 г.: «…я бежала от ‹…› мужа, навязанного мне Княгиней Воронцовой».

Попробуем представить, что же могло скрываться за этой фразой. Напомним, к 1849 году матери Е.П.Б. не было в живых, а отец находился далеко, детей несколько лет не видел и не мог знать всего происходившего в тифлисской жизни. Окончательное решение о «таком неравном браке с пожилым Блаватским, который, с светской точки зрения, был необъяснимым mesalliance» (как передаёт Е.Ф.Писарева со ссылкой на жену тогдашнего тифлисского губернатора М.Г.Ермолову)1717. Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская: Биогр. очерк. – 2-е изд., испр. и дополн. – Женева, 1937. – С.37. принималось в семье Фадеевых. Первоначально к Н.В.Блаватскому обратилась, как известно, сама Елена — в пику гувернантке, заявившей, что никто, даже такой как он, не согласится взять в жёны девицу с её характером. Отказывать бойкой девушке из высокопоставленного семейства статского генерала А.М.Фадеева, члена Совета главного управления Закавказского края, Н.В.Блаватский не стал и тут же сделал ей предложение, которое она, по условиям затеянной ею игры, приняла.1818. Sinnett A.P. Incidents… - L., 1913. - Ch.2. - P.39-40; Blavatsky H.P. The Letters of H.P.Blavatsky to A.P.Sinnett. - L., 1925. - Letter 62. - P.157. Причём же тут княгиня Е.К.Воронцова?

Процитируем современное исследование на эту тему: «В основном, мнение дочерей по поводу их дальнейшей судьбы не принимали во внимание. ‹…› Знатный, богатый и немолодой жених мог свататься и без согласия девушки, уступавшей приказам или настоянию родителей. В таком случае у невесты оставалась возможность реализовать свой отказ в церкви. Однако пойти против воли родителей было сложно в силу традиций. ‹…› В случае если невеста отвергала брак на более раннем этапе или родители находили эту партию неподходящей, отказ делался в ритуальной форме: претендента благодарили за честь, но говорили, что дочь ещё не думает о браке, слишком молода…»1919. Чижикова А.С. Брачный церемониал российских дворян в XIX веке // Вестник славянских культур. – М., 2011. – Т.22, №4. – С.76-77.. Обращает на себя внимание, что никаких претензий к той гувернантке потом не высказывалось. Ясно, что ни сама она, ни Елена не сомневались, что никаких серьёзных последствий такой розыгрыш иметь не может. Однако произошло иначе: попытки Елены объясниться с родными, что с её стороны это была не более чем шутка, неожиданно оказались тщетны. И последовавшее сватовство Н.В.Блаватского в доме Фадеевых было принято с полной благосклонностью.

Фраза из одесского письма Е.П.Б. показывает, что жена наместника Кавказского княгиня Е.К.Воронцова могла сыграть в этом решающую роль. Каким образом — тут вариантов как бы нет. В силу своего положения, княгиня могла в разговоре с А.М.Фадеевым настаивать на необходимости этого брака. И, естественно, могла обсуждать происходящее с Н.В.Блаватским, с тем чтобы с его стороны ничего не изменилось и у него не оставалось возможностей внять просьбам Елены2020. Jelihovsky V. Helena Petrovna Blavatskaya // Lucifer. - L., 1894. - Т.15. Ноябрь. №93. - С.204; The Theosophist. - Adyar, 1895. - Т.16. Январь. №4. - С.241. и отступить. Правда, совершенно непонятно, с какой стати её это вообще волновало и зачем ей могло потребоваться непременно выдать юную Елену Ган замуж. В Тифлисе в те годы было немало блестящих молодых офицеров, участников Кавказской войны, среди которых имелись поклонники будущей невесты.2121. Там же; в числе её поклонников был К.П.Кауфман (1818–1882) — впоследствии инженер-генерал, генерал-адъютант, с 1867 г. генерал-губернатор Туркестана, командующий войсками Туркестанского военного округа, когда к Российской империи было присоединено Кокандское ханство и установлен российский протекторат над Хивинским ханством и Бухарским эмиратом (см. письмо Е.П.Блаватской к А.М.Дондукову-Корсакову от 5.12.1881: H.P.B. Speaks, Vol. II. - Adyar; Wheaton; L., 1986 (1-е изд. — 1951). - C.28). Однако, как можно понять, возможность любого иного брака по каким-то причинам исключалась — только с Н.В.Блаватским, служившим за несколько сот километров от Тифлиса, в Эривани. Чем же, спрашивается, и как могла девушка так досадить княгине в Тифлисе? К тому же надо иметь в виду, что в семействе Фадеевых никогда бы не пошли против совести и не дали бы согласие на этот странный брак, если бы усматривали в этом полнейшую несправедливость по отношению к Елене. Разумеется, в поисках разгадки следует обращаться в первую очередь к наследию самой Е.П.Б. и её родных. Но это уже выходит за рамки настоящей статьи.

Н.В.Блаватский зимой 1848/49 г. — рядовой чиновник накануне своего 40-летия, начальник Эриванского уезда, холостой. Ему светит скорое повышение до вице-губернатора в открывающейся Эриванской губернии. И тут столь выгодная партия, которая сначала подносится ему как на блюдечке, а затем под неусыпным вниманием сверху благополучно доводится до венчания. Предвидеть, чем закончится эта его женитьба, он, разумеется, не мог. Собственно, вот и объяснение озадачившего нас фрагмента из письма Н.В.Блаватского. С его стороны в этом действительно не было никакого выбора или поступка, в котором он мог бы, не кривя душой, усмотреть свою ошибку.

В двух словах о том, что было дальше с самим Н.В.Блаватским и с его намерением оставить службу. К исходу 35-летия пребывания на государственной службе здоровье стало его подводить, и летом 1860 г. он на несколько месяцев выезжал в Берлин на лечение. Уйдя с должности вице-губернатора в конце 1860 г., он следующие четыре года числился при Главном управлении наместника в Тифлисе, съездив летом 1861 г. ещё раз на лечение в Берлин, и в конце 1864 г. окончательно ушёл в отставку.

Существовал и упомянутый Н.В.Блаватским хутор. В предыдущих его формулярных списках (1848–1855) неизменно присутствовало родовое родительское имение в Переяславском уезде Полтавской губернии с 75 душами крестьян, но в следующем формулярном списке ([на] 1864), уже после отмены крепостного права, вместо этого указана за самим Н.В.Блаватским родовая «небольшая усадьба без населения», т.е. хутор, в Кременчугском уезде Полтавской губернии.2222. См. прим.14. Из письма Н.А.Фадеевой к Е.П.Б. от 19.06.1877 г. можно заключить, что именно туда он отправился из Тифлиса после отставки: «О ‹…› Блаватском, я наводила справки; он уже с год как уехал из Кременчуга, в Киев, или в Киевскую губернию куда-то. Не знаю, продал свой хутор или нет. Только уехал совсем»2323. Архив ТО, Адьяр. См. также: Крэнстон С. Е.П.Блаватская…— С.652 прим.55 (Ред.)..

Упоминаемый в письме экзарх Грузии Исидор (Яков Сергеевич Никольский, 1799–1892) — с 1844 г. архиепископ (с 1856 г. митрополит) Карталинский и Кахетинский, экзарх Грузии, с 1 марта 1858 г. митрополит Киевский и Галицкий, а с 1 июля 1860 г. митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский,— близко знал всю семью Фадеевых. В мае 1860 г., будучи в Задонске, он принял Е.П.Б. и её сестру, Веру Яхонтову (позже Желиховскую), которые направлялись в Тифлис, и имел с ними долгую беседу.2424. Крэнстон С. Е.П.Блаватская… - С.98–99, 646 прим.25 (Ред.).

Итак, ответ Блаватского открывал перед Е.П.Б. путь на родину, и уже к Рождеству 1858 г. она прибывает к сестре и отцу во Псков.

Приехавший с ней мальчик Юрочка, для которого Е.П.Б. была вместо матери, прожил недолго и, к великому её горю, в 1867 г. умер. Такое участие в нём Е.П.Б. приняла и ради спасения чести его родителей, которых она и Н.В.Блаватский прекрасно знали. Но это уже другая история.